Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Януш Корчак. «Молитва учёного»

Загрузка
1384

Януш Корчак (1878-1942) — выдающийся польский педагог, писатель, врач и общественный деятель. В 1940 году вместе с воспитанниками Дома сирот Януш Корчак оказался в Варшавском гетто, где самоотверженно заботился о детях, героически добывая для них еду и медикаменты. Он отклонил все предложения почитателей его таланта вывести его из гетто и спрятать на «арийской» стороне.Когда в августе 1942 года пришёл приказ о депортации Дома сирот, Корчак пошёл вместе со своей помощницей и другом Стефанией Вильчинской (1886–1942), другими воспитателями и примерно 200 детьми на станцию, откуда их в товарных вагонах отправили в Треблинку. Он отказался от предложенной в последнюю минуту свободы и предпочёл остаться с детьми, приняв с ними смерть в газовой камере.


По дороге к смерти Корчак держал на руках двух самых маленьких деток и рассказывал сказку ничего не подозревающим малышам...

Молитва ученого

Мы идем тропою истории, несем пылающие светочи и своих законов свитки. Только вперед; наш лозунг: «Почему?» Жажда понять, мыслью тайну постичь. Боже, Тайна Тайн. Мы все — добровольцы! Впереди задорные юноши-хоругвеносцы, имя им — песнопевцы, прекрасные наши жрецы. Своенравные, своевольные, можно сказать, — обуза на марше. Жертвенные наши первопроходцы. Это их чаще всего косит смерть в битве, ибо нет в юношах закалки. Смеются они, кровью исходя, песней смерть целуют, присягают — до гроба. Мы любим эту безрассудную юную поросль, замираем, когда они вспугнутыми птицами срываются и улетают куда-то вперед. «И чего они там высмотрели...» — «Да кто ж знает: солнце в глаза бьет, не видно!» Каждый свое лепечет, каждый свои дива дивные расписывает, по-своему искушает. «Да тихо вы там! Дойдем — увидим!» — «Скорее, за нами!» К Тебе, Господи.

Идут властители чисел. Миры числами сковали, человека опутали. У них есть одно солнце, одно зернышко песка, одна любовь и один хлеб. Они перемерили бесконечность пространства и времени, взвесили и землю, и атом. Астроном, рыщущий в небе, не видит звезду, так они её числом выцепили из туманностей: «Вот тебе — читай!» И читает он никогда не виденную звезду в каббале чисел и точкой обозначает ее на карте. Вот химик, вынюхивающий дыхание созвездий Вселенной, миры запаха роз и разложения; вот физик, что слушает трепет звезд и молнию мысли с молнией неба сопряг в смертельной борьбе за Тебя, Боже. Идут с кирками наперевес саперы гор и морей. В дымящейся утробе вулканов, в холодных скелетах гранитов роются они, терзают плоть стылой планеты, в тысячах ее сердец ищут источники прожитых жизней. В скованном янтарем насекомом, в искрящейся алмазом угольной пыли, в коралловом кургане островов, в соленой крови земного гиганта, угадывая прошлое, прорицают грядущих лет миллионы, по слогам читая, как из жизни прорастала смерть, а из смерти жизнь расцветала. По пещерам и болотам, по черепам и костям, по затопленным кладбищам изучают они санскрит исчезнувших жизней.

А за ними — отряд за отрядом, вооружась с головы до ног сталью мысли, — идут другие, и несть им числа, и каждый совершенно особенный, а все они вместе — братья. Вот тихий аббат Грегор, что вымолотил из зеленого гороха суровый закон наследственности.

А этот бродяга воплем: «Земля!» первым приветствовал новые земли. Вот царственный победитель бытия со своим гордым и мужественным заклятием «Я мыслю, следовательно, я существую!»

А этот из-под камней и праха извлек древнейший кодекс Хаммурапи.

А этот, учитель в глухом селе, отнял у завистливой феи многоцветное царство насекомых. Тот, изломанный сотней попыток взлететь, отобрал у птиц мощь крыльев и подчинил себе воздух.

А тот — хозяин дна морского. Этот, пивовар, из охваченных мором градов вывел женщин и детей и одолел врага — заразу. А вон и тот, кто обрушился на хаос разноязыких наречий и сковал их в плену единства. Вот этот покорил мир растений, установил их иерархию. Вон тот сорвал венец с Творца всего сущего и стал сотворенным тварям законополагателем. Этот — кто солнце покачнул на небе. А этот в геометрической формуле взял в плен божество. Вот тот, кто вырвал ядовитое жало у ведьмы нищеты. Этот торжествующе возопил: «Оmnis e cellula cellula!» Все — во славу Твою, Господи.

А за войском тянутся обозы маркитантов и мародеров: крючкотворы, лекаришки, инженеры, агрономы, трепачи-политики, сброд и шваль, мошенники и торгаши. Из лоскутьев наших побед ткут они для людского муравейника богатство, роскошь и силу. Продают за гроши, потешными шутихами развлекают чернь, девок приманивают. Нам, Рыцарям Красоты и Истины, нет до них дела. Иногда самый печальный, лоцман души человеческой, бросит на них беглый взгляд и снисходительно усмехнется. А когда мы так шагаем, засмотревшись в Тебя, святая тайна тайн, вздохнет наивная грудь: «Бедные солдатики...» Они видят бронзовые лица и согбенные плечи: они всей душой рады угостить одиноких, в светлую горницу пригласить: пусть отдохнут.

Это мы-то — «бедные»?! Это нам — «отдохнуть»?! Мы — счастливейшие в урагане борьбы, в стремлении к неведомой цели свободного полета, лицом к лицу с тайной. Один на один с Богом. Ты для нас родина, горница, отчизна, Ты радость и награда, Ты — соратник посвященных. На наших глазах восходят и мужают зори истин, и все новые и новые тайны этих истин: для нас и сокровищ наших наследников, сынов нашего Завтра.

Текст приводится по изданию: Януш Корчак. Воспитательные моменты. Как любить ребенка. Оставьте меня детям (Педагогические записи) / Пер. с пол. Л. Стоцкой. — М.: АСТ, 2017

Ещё статьи по этой теме: 

10 заповедей воспитания от Януша Корчака для родителей,

«Теория поплавка» Бориса Акунина


Загрузка
1384
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы