Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Лев Лурье: «Надо быть всесторонне развитым человеком, как нас учили еще в советской школе»

2837
Лев Лурье: «Надо быть всесторонне развитым человеком, как нас учили еще в советской школе»

Фрагмент из интервью журналу «Собака.ru» (октябрь 2019)

Татьяна Черниговская — российский учёный в области нейронауки и психолингвистики, а также теории сознания.
Лев Лурье — российский историк, петербургский краевед, писатель, журналист. Основатель Санкт-Петербургской классической гимназии (школы № 610).

«Выживание — это вообще традиционный российский навык»

Татьяна Черниговская: Чтобы реализоваться, во все времена нужно просто уметь разговаривать с людьми. В разных стратах, если не брать во внимание совсем уж маргинальные, всегда есть люди с интеллектом и образованием. Со всеми надо по-человечески говорить. Потому что если есть изначальная идея сразу со всеми расплеваться, то сделать это очень легко.

Лев Лурье: Это особый сюжет, как жить в брежневское время в широком смысле слова — а в России часто «брежневское время». Например, эпоха Александра III была вполне себе «брежневским временем». Выживание — это вообще традиционный российский навык.

Во-первых, чрезвычайно важно построение параллельной структуры, независимой от государства. Как при крепостном праве было казачество, так в брежневские времена были 30-я и 239-я школы. И был «Сайгон». И была та же «Академичка». И Публичная библиотека с ее курилкой. Для одних — Александро-Невская Лавра. А для других — тайные кружки по изучению иврита. И ты мог из этой параллельной реальности практически не вылезать. Это, конечно, страшно помогает. В некотором смысле, производство сидра Выпускниками 610-й гимназии сегодня — аналог этого процесса.

Вторая вещь, очень важная. Даже если кажется, что от тебя ничего не зависит, нужно все равно биться. И смотреть — какие есть еще варианты. Люди, которые стали олигархами в 1990-е, «крутились» еще в брежневские времена. Утепляли двери, застекляли лоджии, репетиторствовали — разными способами старались расширить имеющиеся возможности. Нельзя сдаваться.

А третья вещь — надо быть всесторонне развитым человеком, как нас учили еще в советской школе. (Смеется.) Ты никогда не знаешь, когда и где откроется люк возможностей, но нужно успеть в него запрыгнуть.

Так, в 1990-е открылся люк в сфере журналистики и туда ринулись люди, не имевшие к ней прежде никакого отношения, сместили всех и создали новый канон — золотыми перьями «Коммерсанта» тогда стали Максим Соколов или Дуня Смирнова. Кто до этого в трезвом уме мог помышлять о журналистике? А кто-то тогда же прыгнул в банковское дело — и тоже преуспел.

Татьяна Черниговская: Когда мне говорят об отмирании множества профессий и введении некоего базового дохода для людей вне зависимости от того, чем они занимаются, я понимаю, что наступит цивилизация праздности. Ведь на вопрос, чем все эти люди займутся, принято отвечать, что они станут страшно креативны, начнут играть на лютне и писать сонеты. Я же, наоборот, жду в этом случае социального взрыва — от тоски и безделья Люди скорее станут носиться по улицам и на вилы друг друга насаживать.

Лев Лурье: Праздность не всегда приводит к таким последствиям. Есть большое количество богатых тетенек из числа русских эмигрантов или москвичей, которые уже достаточно много заработали и у которых есть досуг — они могут себе позволить заплатить довольно приличные деньги за поездку в Грузию или Черногорию, в ходе которой им предложат послушать меня и группу «Браво». Или устроить себе раннюю пенсию — я знаю довольно много людей, которые проводят зиму где-нибудь в теплой Европе, а потом приезжают сюда на полгода и достаточно продуктивно здесь работают. Так, Татьяна Мэй полгода живет на Балканах, а потом возвращается в Петербург и остается лучшим в городе экскурсоводом.

Татьяна Черниговская: Это говорит о том, что у них достаточно богатый и наполненный внутренний мир, который позволяет им не деградировать в ситуации Многомесячной бездеятельности. И такая способность к самодисциплине лишний раз свидетельствует о том, что воспитание и образование — важнейшие вещи.

Лев Лурье: Мы уже устали отвечать на вопрос, зачем нужны латынь и древнегреческий в нашей гимназии. А нужны они для того, чтобы пригнуть шею под ярмо закона. Для того чтобы люди понимали существование правил, принципа «без труда не вытянешь и рыбку из пруда». Образование формирует умение работать и способность решать новые задачи. Условно говоря, если образованного человека отправить заседать в новый состав Госдумы и поставить перед ним задачу написать закон о разрешении курить везде, такой человек, даже не будучи юристом, должен быть способен сесть и довольно быстро написать его. Для бизнеса это просто замечательное качество — решать новые задачи.

А вторая задача образования — социализация. Детский и юношеский коллектив — это модель той среды, в которой человеку предстоит жить. И за время обучения в школе и вузе он должен научиться быть лидером, существовать в сложных жизненных ситуациях, общаться с разными стратами общества и одинаково успешно Коммуницировать и с бароном, и с пастухом. Тогда и на зоне будет проще — а в России это особенно важно.

Татьяна Черниговская: Точно. В общем, мы сходимся на том, что всегда хорошо иметь университетское образование.

2837
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы