Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Зино Давидофф: человек, который курил из любви к искусству

821
Поделиться
Прежде чем вы начнете читать этот текст, мы вынуждены предупредить: даже самые ярые противники курения во время чтения (а особенно просмотра фотографий!) могут почувствовать тягу к сигаре. Ведь герой нашей статьи — невероятно обаятельный Зино Давидофф, основатель марки, названной его именем.

Свою жизнь Зино Давидофф — урождённый Зиновий (Зуселе-Меер) Гилелевич Давыдов — начал, как и очень многие другие люди, изменившие этот мир, в Российской Империи. Родился он в 1906 г. в городе Новгород-Северский Черниговской губернии в семье Гилеля Давыдова, торговца табачными изделиями. В 1911 году, решив не дожидаться, когда первые погромы перерастут в массовые, семья Давыдовых эмигрировала в Швейцарию, где также открыла собственный магазин.

Зино Давидофф

Отец не баловал маленького Зино — уже с 6 лет мальчик помогал отцу в лавке: сворачивал папиросы и смешивал табак. А когда 18-летний парень окончил школу, отец и вовсе предложил ему отправиться в путешествие в другую страну — поучиться уму-разуму. И даже предложил денег — но только на билет в одну сторону.

Выбрать страну для путешествия оказалось непросто. Поскольку семья Зино эмигрировала в 1911 году, у его родителей были документы Российской Империи (которой в 1924-м уже попросту не существовало), а у самого Зино — только временный вид на жительство в Швейцарии. Поэтому визу ему дали только в аргентинском посольстве.


В Аргентине Зино пытался было устроиться официантом, но, видимо, от судьбы не уйдешь — совсем скоро он оказался на табачной фабрике. Поначалу мальчиком на побегушках, но скоро его опыт и смекалку оценили и он «дорос» до закупщика. Кроме того, побывал в Бразилии и на Кубе, где изучил производство сигар.

Вернувшись в родительский дом, Зино первым делом сообщил отцу, что его «русские самокрутки» давно вышли из моды, уважающие себя люди курят кубинские сигары. Отец, хоть и обрадованный тем, что сын пошел по его стопам, однако, не торопился брать сына в долю. Завести свое дело Зино тоже не мог — чтобы открыть собственную лавку, ему понадобился бы кредит, а под какие обязательства он мог бы его взять? Разве что заложив лавку отца.

Впрочем, через некоторое время нашелся какой-то чудак, который поверил в талант Зино, купил магазинчик на улице Рудерив и сделал молодого человека управляющим. Чудак не прогадал: через два года Давидофф выкупил магазин, заплатив за него почти вдвое больше первоначальной стоимости.

Должность управляющего позволила Зино жениться. Его избранницей стала девушка по имени Марта, которой он предложил руку и сердце в тот же вечер, что и познакомился с ней на танцах. Чутье не подвело Зино: Марта стала ему не только прекрасной женой, но и верной помощницей в деле — ей предстояло вместе с мужем обслуживать покупателей за прилавком. А когда в 1930-е бизнес его отца окончательно прогорел, сын и ему предложил место продавца в своем магазине.

Зино был неисправимым трудоголиком. Он решил, что его магазин должен быть открыт для клиентов все 365 дней в году. С восьми утра и до семи вечера, но на самом деле здесь были готовы обслужить хоть ночью. Больше всего посетителей удивляло то, что хозяин лавки всегда помнил, какой сорт табака предпочитает клиент, — даже если он побывал в магазине всего один раз. При магазине был оборудован первый в Европе кондиционированный подвал, отвечающий всем требованиям хранения сигар. Именно Зино придумал упаковывать сигары в хьюмидоры — деревянные коробки со специальными увлажнителями — чтобы бесценные сигары за время путешествия через океан в Европу и дальнейшего хранения не превратились в солому.

Чтобы наслаждаться, нужно полюбить; чтобы полюбить, нужно понимать; чтобы понимать, необходимо знать; чтобы знать, следует сначала разобраться в деталях.

Зино Давидофф


Однако Зино всё еще не хватало подлинного размаха. Удача улыбнулась ему, как ни странно, в годы войны. Давидофф воспользовался тем, что Швейцария в годы войны была нейтральным государством, благодаря чему через неё осуществлялась табачная торговля с обеими воюющими сторонами. Франция всегда славилась отличным табаком и сигарами. Вполне естественно, что как только страну оккупировали войска третьего рейха, торговцы начали думать, куда бы переправить свой бесценный табак, пока его не реквизировали. Сегодня не совсем понятно, почему выбор французских табачников пал на Зино, однако огромная партия кубинских сигар из Франции поступила именно к нему. На несколько лет магазин Зино стал единственным местом в Европе, где можно было найти изделия наивысшего качества. Оборот его магазина вырос в пять раз по сравнению с довоенными годами.

Однажды, уже после войны, во время ужина в ресторане Давидофф взглянул на карту вин и... ему в голову пришла новая идея. Вскоре он обратился в торговый дом знаменитых французских вин Grand Crus de Bordeaux со скромной просьбой — использовать торговые марки самых дорогих французских вин в качестве названий сигар. Производители вина были настолько удивлены таким необычным предложением, что дали разрешение, не взяв ни цента за использование торговой марки.

В продаже появились сигары под названиями, которые не нуждались в пояснениях, — Chateau Latour, Chateau Margaux, Davidoff Chateau Mountor-Rotschild и другие. Продажа сигар пошла успешно, и это наконец позволило Зино заказывать в ресторанах одноименные вина.

Примерно в это же время — в 1948 году — появились сигареты «Давидофф». Зино лично придумал смесь табака и назвал новые сигареты собственным именем. На каждой пачке этих сигарет красуется оригинальный автограф Зино. Точно так же он подписывал свои контракты и чеки.

Зино возвел курение в ранг искусства. До него люди думать не думали, что какие-то сорта табака «аристократичнее» других. А Зино уделял основное внимание именно эстетической стороне вопроса. Его сигары стали символом принадлежности к определенному кругу, вход в который большинству обычных людей был навсегда заказан. Его клиентами были скрипач Исаак Стерн, пианист Артур Рубинштейн, режиссер Орсон Уэллс.

Я всю жизнь торговал мечтами и иллюзиями.

Зино Давидофф


Несмотря на то, что к середине 1950-х магазин на улице Рудерив стал настоящей достопримечательностью Женевы, Зино не спешил расширять свой бизнес. Его марку знали истинные ценители со всей Европы, но купить сигареты «Давидофф» и сигары с названиями французских вин по-прежнему можно было только в его магазине. Зино был перфекционистом и не верил, что кто-то другой способен сделать эту работу так же хорошо, как он.

Но в конце шестидесятых его старинный друг и поверенный в делах доктор юриспруденции Эрнст Шнайдер женился и в качестве приданого получил семейное предприятие Oettinger — одну из наиболее значительных табачных компаний Швейцарии — и огромное состояние. Очевидно, Шнайдеру удалось уговорить Зино объединить его имя и свои капиталы.

В 1970 году Давидофф продал магазин на улице Рудерив Шнайдеру. В результате сделки Шнайдер получил контрольный пакет акций компании «Давидофф», а Зино остался совладельцем компании. Он очень сожалел о том, что ему не удалось сохранить семейный характер бизнеса. Но его единственная дочь Софья страдала сильнейшей аллергией на табак...

Шнайдер вложил огромную сумму в рекламу продукции Давидофф для продвижения ее на мировой рынок. Фирменные сигареты «Давидофф» теперь производились на фабриках Oettinger. Сигары, табак и сигареты компании «Давидофф» быстро завоевали свое место на рынке. Благодаря Шнайдеру Зино из преуспевающего торговца превратился в мирового табачного магната. Кроме знаменитых табачных изделий, с 1985 года выпускаются также коньяки и водка «Давидофф», очки, мелкие изделия из кожи, рубашки, духи и аксессуары.

Элегантная упаковка, как точка над i: мой маленький подарок клиентам.

Зино Давидофф  


А Зино? Зино остался тем, кем он был. Рассказывают, что в 1970-м, продав бизнес Шнайдеру, он позволил себе немного расслабиться и отправился на отдых в Канны. Однако буквально на следующий день не выдержал и вернулся... чтобы встать за прилавок в своем магазине.

Даже став миллионером, он не менял своих привычек. Его семья продолжала жить в обычной пятикомнатной квартире, в которой сохранилась мебель, купленная сразу после женитьбы. Марта по-прежнему сама готовила его любимый украинский борщ и вареники.

А еще до самых последних дней Зино оставался очень элегантным человеком. Даже в 75 лет он мог танцевать чарльстон, которому научился в 18 на корабле, плывущем в Аргентину. А его фотографии просто-таки заставляют усомниться в пагубности курения — посмотрите, как он красиво это делает! Нет, мы нисколько не ставим под сомнение тот факт, что курение вредит здоровью, но сам Зино благополучно дожил до 87 лет.

Сигара — это еще не застывшая музыка.

Зино Давидофф


 
Говорят, сам Зино считал курение безвредным и в молодости выкуривал по 5-6 сигар в день. В последние годы — только две: одну после обеда, и вторую после ужина. Однако он мог, например, выставить какого-нибудь юнца из своей лавки: «Если не куришь, нечего и начинать!»

А если уж курить, добавим мы от себя, — то только так, как это делал Зино Давидофф!
821
Поделиться
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!