Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Цена победы. Эйнштейн и диктатуры

1498
Цена победы. Эйнштейн и диктатуры

Альберт Эйнштейн был весьма политически активным человеком. При этом он был абсолютно последовательным противником национализма, всегда придерживался левых взглядов, разделял лозунги равенства и братства. Коммунистические идеалы были ему близки, а вот идеи национализма, в любой их форме, — категорически противны.

В биографии ученого была очень любопытной ситуация, когда к нему пришли представители сионистского движения и предложили его (движение) поддержать. На это Эйнштейн ответил: «Я — противник любого национализма, в том числе и еврейского». Тогда председатель сионистского комитета Германии объяснил ему, что, в отличие от других националистических движений, речь здесь идет о безопасности угнетенного народа. (К этому времени Эйнштейн достаточно близко столкнулся с антисемитизмом). И тогда он признал, что «да, ваши аргументы меня убедили. И хотя я противник национализма, но сионизм поддерживать буду». И это вылилось в реальные действия: в 1921 году Эйнштейн вместе с председателем Всемирного сионистского движения поехал в Америку собирать деньги на строительство Еврейского университета в Иерусалиме.

В отношении Гитлера Эйнштейн всегда был настроен категорически. И публично это выражал. Когда в феврале 1933 года закончился срок его лекционной деятельности в Америке (тогда он полгода работал там, полгода —в Берлине), он собрал пресс-конференцию и публично заявил, что до тех пор, пока у власти будут стоять нацисты, пока не будет восстановлена демократия, ноги его в Германии не будет.

Известно, что после окончания Первой мировой войны Германия находилась в блокаде. Мнение о Германии во всем мире было страшно отрицательным. Так вот, когда в 1919 году подтвердилась общая теория относительности и Эйнштейн стал всемирно известным ученым, его стали приглашать на лекции в разные страны. И он поехал в те страны, с которыми Германия воевала. Он был во Франции, в Бельгии, в США. И немецкие дипломаты, которые там жили, писали в министерство иностранных дел депеши, что деятельность Эйнштейна приносит гораздо больше пользы для авторитета страны, чем все их дипломатические усилия, и что если в результате травли ученый покинет Германию, это будет страшной потерей для престижа государства.

В 1922 году, осенью, в Лейпциге должно было состояться большое научное собрание. Главный доклад на нем должен был делать Эйнштейн. Однако в результате массированной травли в самый последний момент ученый был вынужден отказаться от участия и тайно уехать из страны, поскольку его жизни угрожала большая опасность. Кстати, сам Эйнштейн к этому относился очень легко. Он даже смеялся, что за его голову назначена какая-то награда.



Альберт Эйнштейн во время чтения лекции. Вена, 1921 год. Источник: en.wikipedia.org

Когда Эйнштейн покинул Прусскую академию наук, ему пришлось искать новое место работы. Предложений занять профессорскую кафедру ученому поступало множество. Его приглашали Принстон, Иерусалим, Мадрид, Париж, Саратов. Ректор СГУ Хворостин, достаточно влиятельный человек, мечтал видеть физика в стенах своего университета. Когда Эйнштейн ответил, что ему никогда не выучить русский язык, Хворостин придумал хитрый план: создать Академию наук автономной республики немцев Поволжья, сделать Эйнштейна ее президентом с хорошей зарплатой, а жить и работать ученый будет в Саратове. Из этого плана ничего не вышло: выбор физика пал на Принстон. Почему?

Здесь сыграли роль несколько факторов. Эйнштейн не любил читать лекции, а профессорство в любом университете предполагает регулярное чтение лекционного материала. Это — обязанность, педагогическая нагрузка. Почему Эйнштейну нравилась должность профессора Прусской академии наук? Потому что она не предполагала чтения лекций. В Принстоне у него была такая же позиция — профессор без педагогической нагрузки. Однако в Америку ученый поехал без особой охоты. Несколько раз он говорил о том, что с удовольствием остался бы в Европе, где мог бы иметь больший контакт с научными работниками. Научная деятельность для Эйнштейна всегда стояла на первом месте.

И все же Принстон удовлетворил физика комфортными условиями для продолжения его научных исследований. Для него это было очень важно. После 1933 года он уже не ступал ногой в Европу.

Очень интересная страница жизни Эйнштейна — его отношения с большевиками. С первых лет после Октябрьской революции ученый стоял на стороне Советской России. Он осуждал блокаду Антанты, призывал к помощи советским рабочим, участвовал в совместных комитетах, был членом общества «Новая Россия», регулярно получал журнал о достижениях. Одним словом, весьма поддерживал и одобрял большевистские идеи, хотя и делал публичные заявления. В частности, когда его спросили: «Почему вы не едете в Россию?», он ответил: «Я убежденный демократ и именно поэтому я не еду в Россию, хотя получил очень радушное приглашение... Сейчас я такой же противник большевизма, как и фашизма. Я выступаю против любых диктатур».

Когда в СССР начались показательные процессы против «вредителей» и других «врагов народа», одним из которых был так называемый «процесс пищевиков» (сорок восемь руководителей пищевых главков были обвинены в создании голода в стране), западная интеллигенция попыталась поднять голоса протеста. Письмо против «красного террора» подписал и Эйнштейн. Однако через год он отозвал свою подпись и публично высказал мнение, что считает эти процессы обоснованными, поскольку в Советской России Сталину угрожали разные заговоры. А в письмах к своему другу он вообще высказал это совершенно открытым текстом: «У меня есть информация, что процессы, которые организовал Сталин против своих противников, имеют свои обоснования». Эйнштейн поверил.

Надо сказать, что в его ближайшем окружении были люди, так или иначе связанные с Советским Союзом. Физик был довольно близок и дружен с таким деятелем, как Мюнценберг, известным в Берлине издателем, главой отдела пропаганды Коминтерна.

Что касается научных вопросов, то здесь ученый был непреклонен. Изменить его мнение о научном событии или явлении было невозможно. Во время поездки в Америку, когда он выступал в Принстоне, вдруг пришло известие, что один американский физик поставил эксперимент, который опроверг теорию относительности. Эйнштейн оказался в очень неловком положении, поскольку делал доклад по этой теме. И тогда он произнес фразу, которую потом ректор университета попросил запечатлеть в граните в актовом зале: «Господь изощрен, но не злонамерен». Он не поверил в этот эксперимент и оказался прав.

То есть свернуть Эйнштейна с научной позиции было невозможно, однако в общественном плане, в плане человеческих отношений он был очень податлив.



Альберт Эйнштейн получает сертификат об американском гражданстве, 1940 год. Источник: en.wikipedia.org

Когда Гитлер стал канцлером и нацистская партия пришла к власти, Эйнштейн, как уже говорилось, уехал в Америку. Что в 30-е — 40-е годы он делал для борьбы с диктатурой Гитлера? Безусловно, сама его позиция играла большую роль. Ученый был страшно ненавистен немецким властям с самого начала, потому что его авторитет значил очень много.

Также важно, что он изменил свою позицию как пацифиста, противника любого сопротивления. Первоначально Эйнштейн призывал людей отказываться от службы в армии, не участвовать в боевых действиях. Но потом, когда он увидел реальную опасность стран Европы, свои взгляды он изменил. По этому вопросу король Бельгии даже устроил специальную встречу с Эйнштейном. И это тоже служило мобилизации антигитлеровских сил в Европе.

Статья основана на материале передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы». Гость программы — историк науки и литературы, главный редактор журнала «Семь искусств» Евгений Беркович, ведущие — Владимир Рыжков и Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Из: Дилетант

1498
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы