Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

«Страшное зрелище. Очень плохо. Ужасно плохо…»: из дневников Андрея Тарковского

2319
«Страшное зрелище. Очень плохо. Ужасно плохо…»: из дневников Андрея Тарковского


«Сегодня смотрел „Ватерлоо“ Бондарчука. Бедный Сережа! Стыдно за него».

«Саша Гордон показывал сегодня материал „Кражи“. Смотрели вместе с ним. Страшное зрелище. Очень плохо. Ужасно плохо».

«Видел фильм Алова и Наумова „Бег“. Это ужасно! Издевательство над всем русским — характером, человеком, офицером. Черт-те что!»

«Пошел в Дом кино — напился и подрался с В. Ливановым. Ни он, ни я не можем выйти из дома — друг друга поласкали. На другой день звонил он мне — извинялся. Видно, сам начал. Я-то ничего не помню».

«Актеры глупы. В жизни еще ни разу не встречал умного актера. Ни разу! Были добрые, злые, самовлюбленные, скромные, но умных — никогда, ни разу. Видел одного умного актера — в „Земляничной поляне“ Бергмана, и то он оказался режиссером».

«Правда, сам Чухрай мне не нравится. Человек он глупый, самовлюбленный и бездарный. В свое время он стал идеологом мещанства со своими „41-м“ и „Балладой о солдате“. Капризный, ненадежный и пустой человек».

«Швейцария невероятно чистая, ухоженная страна, в которой хорошо тем, кто очень устал от суеты. Очень похожа на сумасшедший дом — тишина, вежливые сестры, улыбки...»

«Прочитал только что научно-фантаст[ическую] повесть Стругацких „Пикник у обочины“. Тоже можно было бы сделать лихой сценарий для кого-нибудь».

«5 февраля „Солярис“ выходит на экраны в Москве. Премьера в „Мире“. Не в „Октябре“ или в „России“, а в „Мире“. Начальство не считает мою картину достойной этих первых экранов. Пусть, им будет хуже. Пусть в „России“ смотрят их дерьмового Герасимова. Просить я их конечно, ни о чем не буду. Хотя и на премьеру не пойду. Пора понять, что ты никому не нужен».

«Андрон, негодяй, не отдает долг (500 с лишним)».


«Конечно, самый цельный, стройный, гармоничный и наиболее близкий к сценарию у Достоевского — [роман] „Преступление и наказание“. Но его испохабил Лёва Кулиджанов».

«Не знаю почему, но меня последнее время стал чрезвычайно раздражать Хуциев. Он очень изменился связи с теплым местечком на телевидении. Стал осторожен. С возрастом не стал менее инфантильным и, конечно, как режиссер совершенно непрофессионален».

«Встречался с М. Захаровым, худ. руководителем театра на ул. Чехова. Он хочет, чтобы я ему что-нибудь поставил. Мне не понравилась его позиция. У [него] нет программы, нет идеи театра, нет перспектив. Он местечковый идеолог с фигами в карманах. Бог с ним совсем! Очень уж он мелкотравчатый».

«Виделся на студии с Куросавой. Обедали вместе. Он в тяжелом положении: ему не дают „Кодака“ и уверяют, что наша пленка прекрасна. Подсовывают Толю Кузнецова. Группа у него ужасная. Стукачи и кретины. Надо его как-то предупредить о том, что его все обманывают».

«Смотрел в театре Моссовета „Турбазу“ (название-то какое — хамски-претенциозное) — пьесу Радзинского в постановке Эфроса. И пьеса плохая (очень), и постановка плохая (тоже очень). Очень хорошая актриса Неёлова — первый класс. Только играть ей нечего».

«Стало известно, что Смоктуновский будет делать „Идиота“ для телевидения. То ли 8, то ли 10 серий. Сам будет играть, сам ставить. Ну, что он там может поставить?! Он же дремуч, как темный лес!»

«Был на премьере Саши Мишарина и Вейцлера в театре Вахтангова. Пьеса поставлена Е. Симоновым. Не понравилось. Пьеса не пьеса, а статья („смелая“) в „Комсомольской правде“. Ужасно наигрывают Ульянов, Гриценко. В общем, ни к какому искусству это не имеет никакого отношения».


«Был на премьере Захарова в театре „Ленкома“. Бодро, весело; в общем, не на уровне европейских театров, конечно. Все это провинциально и шумно. Балаган. С актерами у Марка катастрофически плохо. Особенно с дамами».

«Только что (1 мая) вернулся из Италии. Была так называемая премьера „Соляриса“. Ездили втроем — я, Банионис и Н. Бондарчук. Боже, ну и глупа же Наталья!»

«Вчера в ноль часов с чем-то, то есть в ночь на 9-е, умер Мао Цзе Дун. Пустячок, а приятно!»

«Американцы купили „Зеркало“ для проката в США. Вполне может быть теперь „Оскар“. Мне он не нужен, но это была бы лишняя шпилька в адрес идиота Ермаша».

«Кажется, действительно, „Сталкер“ будет моим лучшим фильмом. Это приятно, не более. Вернее, это придает уверенности. Это вовсе не значит, что я высокого мнения о своих картинах. Мне они не нравятся — в них много суетливости, преходящего, ложного. (В „Сталкере“ этого меньше всего.) Просто другие делают картины во много раз хуже».

2319
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы