Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

«Наши возможности заведомо не равны»

4123
«Наши возможности заведомо не равны»

— Превосходное вино, — произносит Михаил Давыдович Вольпин. Он берет бутылку со стола и читает надпись на зеленоватой этикетке: — «Кахетинское № 8... Цена 14 рублей»...

— Мне за строчку перевода платят пятнадцать, — говорит Ахматова.

— Ну вот, — отзывается Вольпин, — даже и рифмовать не надо, чтобы купить такую бутылку...

Сидящий рядом с Вольпиным Николай Робертович Эрдман, как всегда, молчалив.

М. Д. Вольпин, близкий друг моих родителей, именно в его честь меня и назвали Михаилом, был одним из умнейших, остроумнейших и достойнейших людей, которых я знал на протяжении всей жизни.

Помню, на Ордынке был один из бесконечных разговоров о Сталине, и Вольпин поделился с нами таким воспоминанием.

Их везли в телячьем вагоне, человек тридцать столичных интеллигентов и восемь уголовников. У «политических» была с собой теплая одежда, еда на дорогу и все прочее, а у тех, разумеется, ничего. Урки сразу же выдвинули ультиматум — платить определенную дань. Интеллигенты взялись обсуждать это требование, и Вольпин дал совет: пойти на все их условия. Но большинство решило так: нас много, их мало, — а потому ультиматум был отвергнут.

В первую же ночь урки набросились на интеллигентов с железными прутьями, жестоко их избили и отобрали вообще все вещи. После этого «политические» принялись рассуждать, отчего они не смогли дать грабителям отпор, несмотря на внушительное численное преимущество.

Вольпин говорил:

— Я им тогда пытался объяснить. Наши возможности заведомо не равны. Я ради того, чтобы сохранить свой чемодан, урку не убью, не смогу убить. А он ради моего чемодана меня убьет, он с тем и идет. А потому исход всегда предрешен, всегда в его пользу. Вот точно таким же был и Сталин. Все его соперники теоретики, демагоги — не были готовы к тому, чтобы ради власти Сталина убить. А он знал, на что идет, был совершенно к этому готов. И он их всех до одного убил.

Все лагерные рассказы были у Вольпина замечательные. Например, такой. После освобождения он уезжал на поезде из Архангельска в Москву. Соседом по купе в вагоне у него оказался удаляющийся на «заслуженный покой» комендант архангельского управления НКВД, то есть человек, который в течение многих лет приводил в исполнение приговоры к расстрелу. В частности, он рассказал Вольпину, что пришел работать в органы еще при Дзержинском и сам «железный Феликс» проводил с ним и с другими новичками беседу. Он говорил им о высокой ответственности чекистов, о том, что в их руках будут находиться человеческие жизни. А чтобы почувствовать меру этой ответственности, предложил каждому новичку расстрелять одного из многочисленных приговоренных. Попутчик Вольпина сделал это столь мастерски, что сразу же был начальством отмечен и вскоре получил свою должность коменданта.

Из книги Михаила Ардова «Легендарная Ордынка»

Справка:

Михаил Давыдович Вольпин (1902 — 1988) — советский драматург, поэт и киносценарист. Арестован ОГПУ 27 октября 1933 года. Поводом для ареста послужили сведения, что он сочиняет антисоветские сатирические произведения. Кроме того, в распоряжении ОГПУ оказались данные о том, что Вольпин — в присутствии третьих лиц — «полушутя-полусерьёзно» заявил о своем намерении «убить Сталина». По постановлению Коллегии ОГПУ от 16 января 1934 года осуждён на 5 лет заключения в исправительно-трудовом лагере. После освобождения вновь встретился с Николаем Эрдманом, вместе с которым на протяжении более чем 30 лет создаёт киносценарии фильмов, получивших заслуженное признание зрителей («Волга-Волга», «Морозко», «Огонь, вода и... медные трубы» и др.)

Михаил Викторович Ардов (р. 1937) — русский писатель, публицист и мемуарист; клирик неканонической Российской православной автономной церкви, протоиерей. Сын писателя Виктора Ардова, единоутробный брат Алексея Баталова.

4123
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы