Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Еврейский барон

3539

Как-то герцог Монтгомери, возмущенный той легкостью и быстротой, с которой Натан Ротшильд вошел в самый высший эшелон придворной аристократии Англии, в сердцах воскликнул: «Мы уже более пяти столетий носим титул первых баронов Франции и с XIV столетия являемся первыми христианскими баронами, а вы...» «В таком случае, — развел руками Ротшильд, — мы с вами полностью равны: вы первый христианский барон во Франции, а я первый еврейский барон в Англии». 

Точно так же мог бы ответить и его брат Майер Амшель, живший в Германии. При этом следует заметить, что во Франкфурте, где он обитал, никогда не питали особых симпатий к евреям. Их уничтожали и громили и во время крестовых походов, и во время эпидемии чумы. Да и позже покровительствовавший евреям архиепископ не мог удержать городскую чернь от погромов. Евреев выставили за городскую черту, загнали в гетто и окружили стеной. На их домах крепили специальные вывески (шильды): сапожникам — башмак, пекарям — крендель, золотых дел мастерам — кольца. Но предки Ротшильдов не имели определенной профессии: дед был мелким торговцем, и его дом украшала простая вывеска красного цвета. Отсюда и фамилия Ротшильд — «красная вывеска». Правда, когда родоначальник династии купил в гетто большой дом, он сменил вывеску на зеленую, но фамилия сохранилась и стала легендой.

Банкир из гетто

Майер Амшель Ротшильд родился 23 февраля 1744 г. во Франкфурте. Ребенком он начал учебу в знаменитой иешиве в Фюрте — его отец мечтал, чтобы его сын стал раввином. Но судьба распорядилась иначе. Сперва умер отец, через год — мать. Майеру Амшелю было тогда всего 12 лет. Некоторое время он работает у родственников, а затем переезжает в Ганновер, где поступает на работу в банк Оппенгеймера — сперва разносчиком депеш, позднее мелким клерком. Постепенно прилежный и смышленый парень не только освоил тонкости банковского дела, но и стал правой рукой шефа. Как раз в то время Оппенгеймеру предложили возглавить городскую еврейскую общину, и фактическим управляющим банком стал молодой Ротшильд.



Майер Амшель Ротшильд

Чем не блестящая карьера? Но у парня из Франкфуртского гетто иные планы. Он возвращается во Франкфурт, который в те времена был одним из крупнейших торговых центров Европы. На промышленные выставки сюда ежегодно приезжали до 50 тыс. деловых людей. У Майера Амшеля были блестящие рекомендации, а кроме того — чутье и прекрасная репутация. Банкиры Франкфурта, Майнца и Дармштадта сперва обращаются к нему за мелкими услугами, а затем делают его своим представителем. Благодаря этому Ротшильд знакомится с Карлом Будериусом, министром финансов княжеского дома Гессен-Ханау, и входит к нему в доверие. Будериус представляет его наследному принцу Вильгельму, страстному нумизмату.

Доходная филантропия

В те времена Священная Римская империя германской нации насчитывала более сотни королевств, княжеств и более мелких образований. Кроме того 41 вольный город тоже обладал правом чеканить свои монеты. Необозримое поле деятельности для нумизматов! И молодой Ротшильд знал в этом толк. Во время приема во дворце принц Вильгельм неожиданно предложил банкиру продолжить беседу за шахматной доской. Перед тем возникла огромная проблема: проиграть или свести игру к ничьей? Но он... выигрывает и с тех пор восхищенный принц начинает пользоваться услугами Ротшильда. Вначале на почве нумизматики, но с течением времени сфера сотрудничества все более расширяется. Наконец его посвящают в тайну бурного роста капитала гессенских курфюрстов. Еще предки Вильгельма открыли в Касселе детские приюты для мальчиков. Но преследовали эти заведения вовсе не филантропические цели: выросших мальчиков продавали в Англию в качестве иностранных легионеров. В 1785 г. Вильгельм IX, унаследовавший от отца гессенский трон, заключил с Англией договор о поставке 1200 рекрутов для участия в войнах на американском континенте, заработав на этой операции более 20 млн. талеров. Но, будучи опытным бизнесменом, Вильгельм IX понимает, что нельзя «держать все яйца в одной корзине». И потому его капиталами управляют несколько банковских домов. Подключают к этим операциям и Ротшильда.

Деньги монарха дают взаймы и вкладывают в развитие предприятий, что приносит неплохие проценты. А тут как раз шведам потребовались огромные кредиты, причем наличными. Вильгельм IX был готов предложить свои услуги, но его министры считали, что по политическим соображениям нельзя оказывать помощь Швеции. И тогда шведам порекомендовали Ротшильда, который от имени своего банка провел эту операцию, благодаря которой его имя стало моментально известным в европейских деловых кругах. А тем временем Вильгельм IX заключает с Англией новый договор, теперь уже на поставку партии рекрутов для войны с Францией. В этой и во множестве иных операций Ротшильд принимает самое активное участие. Постепенно Вильгельм IX становится одним из самых богатых немецких монархов, а Ротшильд — его придворным финансистом.

Награда за честность

Тем временем, как поется в песне, «стоял июль, а может май, летели с юга птицы, а в это время Бонапарт переходил границу». Вильгельм IX, помогавший Англии, был для Наполеона злейшим врагом и все его имущество подлежало конфискации. Курфюрст вынужден был бежать из страны и скрывался сперва в Силезии, а потом в Праге. Перед отъездом он успел дать Ротшильду ряд указаний, хотя и понимал безнадежность этих попыток: лишь часть денег была переведена в иностранные банки, но основной капитал, находившийся в форме наличных денег и ювелирных изделий, спасти было практически невозможно. И тем не менее Ротшильд успел через своего сына Натана передать значительную сумму наличных денег в Лондон, а все драгоценности и ювелирные изделия спрятал в винных бочках в подвале своего дома. Можно себе представить, как был поражен курфюрст, когда узнал об этом. И дело даже не в том, что Ротшильд запросто мог присвоить часть денег — ведь одному ему было известно, что конкретно удалось спасти. Подобная операция вполне могла стоить Ротшильду не только карьеры (он в то время вел финансовые дела князя Дальберга, милостью Наполеона назначенного управлять вновь образованным герцогством Франкфурт), но и жизни!

Мориц Оппенгейм. «Курфюрст Гессен-Кассельский доверяет свои сокровища Майеру Амшелю Ротшильду». Холст, масло. XIX век.

Но таков был Майер Амшель Ротшильд. Он мог, возвращаясь ночью домой, засовывать в карманы спящих нищих серебряные монеты. И только проснувшись, бродяги понимали, кто мог сделать столь дорогой подарок. Как истинно верующий человек Ротшильд считал, что Бог благосклонен лишь к тем, кто творит добро, не ожидая за это благодарности. Не ждал он благодарности и от Вильгельма IX, считая, что просто выполняет свой долг. Но курфюрст, который был не только одним из богатейших, но и одним из самых влиятельных властителей Европы, по достоинству оценил бескорыстный поступок банкира, и вскоре об исключительной порядочности Ротшильда знали все европейские монархи. Если же учесть, что после разрушительной войны финансы многих европейских дворов находились в плачевном состоянии, то неудивительно, что вскоре Ротшильд и его сыновья стали самыми известными банкирами на континенте. Майер Амшель покорил финансовую вершину Европы. Остальное блистательно завершили его сыновья.

Сыновья

29 августа 1770 г. Майер Амшель женился на Гутле Шнапер, дочери соседа-коммерсанта, простой, скромной и очень «домашней». В счастливом браке Гутле подарила супругу десять детей: пять сыновей и пять дочерей. Когда к Майеру Амшелю пришло предчувствие смерти, он созвал весь дом и сообщил о своем завещании. Свою долю в фирме он за 190 тыс. флоринов продал сыновьям. Дочери, их мужья и наследники полностью отстранялись от деятельности торгового дома. Из вырученных денег Майер Амшель оставил 70 тыс. флоринов жене, остальные разделил между пятью дочерьми. Уладив финансовые дела, банкир завещал своим детям жить в согласии, любви и дружбе, никогда не привлекать к решению своих проблем чужих людей и суд, а также не допускать посторонних в свой бизнес (вероятно, именно оттого в доме Ротшильдов появилась традиция — искать мужей и жен внутри семьи). Через два дня после этого, 19 сентября 1812 г., Майер Амшель ушел из жизни, будучи уверенным в том, что сыновья достойно продолжат его дело.

Пять братьев, сделавших своим фамильным гербом красный щит с пятью стрелами, поделили между собой Европу. На герб вынесли девиз Concordia, Integritas, Industria («Согласие. Честность. Трудолюбие») — те правила, которыми они руководствовались всю свою жизнь. Амшель, самый старший, остался во Франкфурте, Натан осел в Лондоне, Джеймс — в Париже, Соломон отправился в Вену, а Карл — в Неаполь.



Герб баронов Ротшильд

Старший сын, Амшель Майер, родился 12 июня 1773 г. У него была юношеская любовь, но отец не дал согласия на этот брак и, исходя из интересов семьи, Амшель женился на Еве Ханау. Брак был не очень счастливым: Ева рано ушла из жизни, так и не подарив мужу наследников. За долгие годы работы рядом с отцом Амшель проникся чувством ответственности за судьбу фирмы и ее безупречный авторитет, потому всегда был для братьев опорой и надеждой. Его считали самым благочестивым евреем во Франкфурте. Уходя из жизни, он завещал еврейской общине 1,2 млн. гульденов. После смерти Амшеля в 1855 г. банком управляли его племянники по неаполитанской линии, но и там вскоре не оказалось достойных наследников, так что франкфуртская ветвь банкирского дома Ротшильд постепенно прекратила свое существование.

Соломон Майер, родившийся 9 сентября 1774 г. и возглавивший представительство Ротшильдов в Вене, достиг поразительных успехов. Конкурируя с венскими банками, он смог добиться покровительства канцлера князя Меттерниха и вскоре даже стал его личным казначеем. Несмотря на то, что Соломон был австрийским бароном, он по местным законам не мог стать гражданином страны, поскольку был евреем (много лет спустя ему удалось изменить и эту ситуацию, став почетным гражданином Вены). Тем не менее и Соломон, и его потомки совершенно свободно чувствовали себя среди высшей австрийской аристократии и венского общества. Ведь их услугами пользовался весь высший свет. Соломон Ротшильд умер в один год со своим старшим братом, 27 июля 1855 г. Его дети и внуки успешно развивали семейный бизнес в Вене. Но в 1938 г. с вторжением гитлеровских войск в Австрию, прекратила свое существование и венская ветвь династии.



Сыновья Майера Амшеля

Натан Майер, третий сын, оказавшийся самым талантливым из пяти братьев, появился на свет 16 сентября 1777 г. О его финансовых операциях сохранилось множество легенд. Широко известна и история практически невыполнимого поручения британского правительства о переводе денег для английской армии в Испанию, которые были контрабандой переправлены через Францию; и биржевые игры в дни победы Веллингтона над Наполеоном под Ватерлоо; и приобретение 49,3% акций Суэцкого канала, для этой сделки Натан сумел практически моментально предоставить английскому правительству необходимые 80 млн. фунтов (после чего британский премьер Дизраэли воскликнул: «Ротшильды не могут быть лишними!»). Натан Ротшильд скончался 28 июля 1836 г. в возрасте 59 лет. Его сын Лионел (кстати, получивший образование в Геттингенском университете) был избран в английский парламент, а его внук Натаниэль стал пэром Англии. Династия Ротшильдов и сегодня хорошо представлена в английских коммерческих кругах.

Четвертый сын, Карл Майер, родившийся 24 апреля 1788 г., считался наименее способным среди братьев. Он был тяжел на подъем, очень строг в своих ортодоксальных еврейских правилах. Но Италия, где нужно было иметь дело не с могущественным правительством, а со знатью большого числа мелких государств, оказалась для Карла благоприятным местом. При помощи братьев ему удалось предоставить кредиты не только Неаполю, но и Парме, Тоскане, Лукке и Сардинии. Оказал он помощь и Папе Римскому, который вынужден был бежать от революции 1848 г. Гарантии займов братья использовали для облегчения положения своих единоверцев в римском гетто. Но когда Гарибальди изгнал Бурбонов и присоединил страну к новому королевству Италия, Ротшильды вынуждены были покинуть Неаполь. Как и двое его братьев, Карл Майер умер в 1855г., а его дети переехали во Франкфурт, где продолжали вести банковские дела.

Якоб, или Джеймс, самый младший из сыновей Майера Амшеля Ротшильда, родился 15 мая 1792 г. Поначалу он был лишь агентом своего брата Натана в Париже. Но после свержения Наполеона стал все больше вникать в дела банка и вскоре уже самостоятельно осуществлял сделки. Он был настоящим светским львом, так что неудивительно, что вскоре его клиентами стали ведущие монархи Европы. Смерть настигла Якоба 15 ноября 1868 г. А французская ветвь банкирского дома Ротшильд функционирует и по сей день.

Складывается впечатление, что братья без особых усилий добивались успеха. Но это не так. Во многих странах они прошли и через недоброжелательность, и через заговоры банкиров, и через предательство. Но своим успехом братья Ротшильд были обязаны соблюдению отцовских заветов: работать только в содружестве, никогда не гнаться за высокой прибылью, действовать только наверняка и уметь вовремя остановиться. Потому и в историю они вошли не только как самый известный, но и как самый крупный семейный банкирский дом. Пока что ни одному семейному банку в мире не удалось достигнуть уровня операций дома Ротшильдов. Не зря ведь Генрих Гейне как-то сказал: «Деньги в наше время — это Бог, и Ротшильд — его пророк».

Анекдоты и жизнь

Еще при жизни Ротшильдов о них ходило огромное количество анекдотов. Но что удивительно: тон этих анекдотов был уважителен, а сами Ротшильды выглядели в них достойно. Эти анекдоты обожал «железный канцлер» Отто фон Бисмарк. Уверяют, что он их не только рассказывал, но многие из них сам и придумал. Скажем, историю о том, как Ротшильд из Франкфурта прислал в подарок канцлеру Мет-терниху шесть бутылок вина Johanisberg. Но он не знал, что производство этого вина в Германии принадлежит Меттерниху. Получив подарок, тот вызвал к себе управляющего и спросил, сколько стоит это вино. «12 гульденов за бутылку», — последовал ответ. «Прекрасно, — распорядился князь. — Когда барон Ротшильд из Вены закажет у нас вино, отправь ему и эти бутылки, но по цене 15 гульденов. Ведь за это время вино станет старше».

Любил Бисмарк рассказывать и историю о том, как Соломон Ротшильд расплачивался с извозчиком в Вене. Когда тот с удивлением посмотрел на оставленные ему чаевые, Ротшильд тоже удивился: «Разве этого мало?». «Нет, нормально, — ответил извозчик, — но ваш сын всегда оставляет мне в два раза больше». «Ему повезло, — улыбнулся в ответ Соломон. -Он имеет богатого отца».

Широко известна и история о еврее, который бойко торговал семечками у дверей банка Ротшильда. Подошедший к торговцу родственник попросил у него взаймы и, получив отказ, очень обиделся: «Я ведь вижу, что у тебя торговля идет замечательно, а у меня большие проблемы. Никогда не думал, что ты так жаден». «Не в этом дело, — ответил продавец семечек. — Просто у нас с бароном договор: он не торгует семечками, а я не даю деньги взаймы».

Но анекдоты — это анекдоты, а жизнь — это жизнь. Как уже упоминалось, одной из составляющих успеха братьев была полная согласованность в работе. Когда им нужно было принимать важные решения, они собирались в родительском доме во Франкфурте, где старенькая мама, как в прежние времена, кормила их обедом.

Как-то ее дом посетил знаменитый сказочник Ганс Кристиан Андерсен. «Почему, — удивился он, — имея таких богатых сыновей вы живете здесь, в еврейском гетто Франкфурта, а не в каком-либо из столичных дворцов?» Она печально улыбнулась. «Здесь — сказала она, — я родила моих замечательных детей. Они достигли многого и стали знаменитыми людьми. Могу ли я покинуть этот дом? Ведь над ним высоко в небе горит звезда».

Как же нам увидеть ее? Ведь уже давным-давно нет этого дома с зеленой вывеской, как нет и самого еврейского гетто. Во Франкфурте уже ничего не напоминает о Ротшильдах — нет ни улицы их имени, ни школы, ни премии или стипендии. И только сам город, следуя заложенной Ротшильдом традиции, продолжает оставаться одной из финансовых столиц Европы, где находятся штаб-квартиры крупнейших банков Германии и Европейский центральный банк, а также известная во всем мире Франкфуртская биржа. Частично сохранилось и старое еврейское кладбище, где среди знаменитых раввинов Франкфурта похоронен и Майер Амшель Ротшильд. В какое бы время года вы ни оказались здесь, вы всегда увидите на его могиле поминальные камешки в знак уважения и преклонения перед удивительным человеком и финансовым гением. Будете во Франкфурте — непременно положите рядом и свой камешек...

Леонид Раевский

Из: Еврейский Обозреватель

3539
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы