Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

Дося: история одного портрета

Загрузка
6139

Купец Иван Абрамович Морозов — директор-распорядитель Тверской мануфактуры, председатель Московского купеческого собрания, известный коллекционер картин русских пейзажистов — был одним из самых завидных московских женихов. Однако с женитьбой не торопился и, возможно, долго бы оставался холостяком, если бы в 1901 году, 30-летним, не познакомился с 16-летней хористкой из богемного ресторана «Яр» Евдокией Кладовщиковой (сценический псевдоним — Лозина). Сначала это был флирт, потом роман, а в 1903 году родилась и дочь, названная в честь матери Евдокией. Но мыслимо ли было одному из богатейших людей России жениться на певичке? Иван Абрамович разрывался между любовью и предрассудками своего сословия.


Иван Абрамович Морозов, 1900 г. 

Как вспоминал Юрий Бахрушин (сын основателя музея), «эта связь тщательно скрывалась Морозовым, но с каждым днем он чувствовал все острее значение молодой женщины в его жизни... она была скромна, не стремилась принимать участие в разговорах о предметах, в которых ничего не понимала, была весела и жизнерадостна, и в ней абсолютно отсутствовала какая-либо вульгарность».


Константин Коровин. Портрет И.А. Морозова. 1903 г.

Друзья Бахрушины, свидетели переживаний Ивана, решили познакомиться с Евдокией. После чего Вера Бахрушина, посмотрев на нее своим проницательным взглядом, посоветовала Морозову... жениться. В 1907-м году пара обвенчалась. А после состоялось и представление Доси (таким было ее домашнее ласковое прозвище) «свету», всё в том же доме Бахрушиных. Евдокия полностью оправдала ожидания Веры.

«Великосветская купеческая Москва встретила молодую Евдокию Сергеевну Морозову сдержанно, с явным недоверием, внимательно приглядываясь, как она ест, как разговаривает, как себя держит. Но молодая Морозова держала себя так просто, делала все так непринужденно, словно она всю жизнь только и вращалась в подобном обществе. К концу вечера наиболее податливые сердца уже смягчились и молодые получили несколько приглашений. Сражение было выиграно. А через несколько лет Евдокия Сергеевна стала уже полновластным членом московского большого света, и единственно, что осталось за ней на всю жизнь, это наименование Доси».
В 1908 году Валентин Серов, друг и один из любимых художников Морозова, пишет портрет Евдокии Сергеевны.


Валентин Серов. Портрет Евдокии Морозовой. 1908 г.

В 1910-м — знаменитый портрет самого Морозова, где коллекционер изображен на фоне натюрморта Матисса «Фрукты и бронза». «Об одном осмелюсь попросить вас, Валентин Александрович, — обращался к художнику Иван Абрамович, — усильте блеск кольца. Пусть знают, что женился поздно и жену очень любил».


Валентин Серов. Портрет Ивана Абрамовича Морозова. 1910 г. 

Так и продолжалась жизнь Морозова: любимая жена и дочь встречали его дома, дело его развивалось и богатело, коллекционирование захватывало всё больше. После Первой мировой войны коллекция Морозова включала свыше 250 произведений новейшей французской живописи: картины Гогена, Сезанна, Матисса, Моне, Ван Гога, Ренуара. Русская художественная школа в коллекции была представлена более чем 100 полотнами Михаила Врубеля, Натальи Гончаровой, Константина Коровина, Бориса Кустодиева, Валентина Серова, Константина Сомова и других художников. Ежегодно на покупку картин уходило 200-300 тыс. франков. Свою коллекцию миллионер намеревался передать в дар Москве, но...

В феврале 1918 года особняк на Пречистенке, № 21 захватили анархисты: просто ввалились в одно не прекрасное утро, топая грязными сапогами и бряцая оружием, и остались, вызывая каждодневный ужас хозяев за сохранность произведений искусства, да и за собственные жизни.


Усадьба И.А. Морозова на Пречистенке

Так что, когда 19 декабря 1918 года был подписан декрет Совнаркома о национализации частных художественных коллекций, в том числе и морозовской, Иван Абрамович был этому даже рад: он получил охранную грамоту нового государства от настоящих и будущих «постояльцев». Особняк, в котором располагалась коллекция, стал Вторым музеем новой западной живописи (Первый музей составила коллекция Щукина). По иронии судьбы, Иван Абрамович был назначен заместителем хранителя собственной коллекции и в течение нескольких месяцев занимал эту должность, водя посетителей по залам музея. К тому времени уже покинули Советскую Россию практически все его прежние друзья, знакомые и родственники. В 1917 году скончалась мать, Варвара Алексеевна, но Иван Морозов все никак не мог бросить свою коллекцию. И лишь весной 1919 года он решился и навсегда покинул Россию вместе с женой и дочерью. Семья Морозовых обосновалась в Париже, сначала в гостинице «Мажестик», а затем в квартире в 16-м округе французской столицы.

В эмиграции Иван Абрамович никогда не вспоминал о национализированных большевиками фабриках (большую долю семейных предприятий Варвара Морозова и так завещала своим рабочим), не жалел о былом благополучии и утрате гигантского состояния. Самым ценным, что осталось в России, он считал свое собрание живописи. Без него жизнь Ивана Морозова утратила смысл. 18 апреля 1921 года он пишет и заверяет у адвоката новое завещание:

«Находясь в здравом уме и твердой памяти, я, отменяя мое духовное завещание, совершенное мною в 1917 году у нотариуса А.П. Казакова в Москве, завещаю все мое движимое и недвижимое имущество, где бы оно ни находилось и в чем бы ни заключалось, жене моей Евдокии Сергеевне Морозовой».
Сердце Ивана Абрамовича остановилось 22 июня 1921 года, когда он ехал в Карлсбад (Карловы Вары).

А что же Дося? Через полгода после смерти мужа Евдокия Сергеевна выдала дочь, Досю-младшую, замуж. Партия была вполне себе отличная: Сергей Коновалов был из рода богатых костромских текстильных фабрикантов и щедрых благотворителей, построивших для своих рабочих целый городок с церковью, домами для проживания, училищем, богадельней, яслями и красавцем Народным домом с театральным залом и библиотекой, а также подаривших городу большой парк. В 1919 году он уехал в Англию, стал учиться в Оксфорде, в Exeter College, который закончил в 1922 году с дипломом по экономике и политологии. Впоследствии он станет известным историком, литературоведом, экономистом, профессором Бирмингемского и Оксфордского университетов, первым главой русского отдела в Оксфорде. Но, несмотря на столь удачный выбор мужа, общение между матерью и дочерью на этом прекращается. Евдокии Сергеевне было только тридцать шесть и она всецело занялась устройством своего будущего. Вот только как оно сложилось, неизвестно: следы вдовы миллионера затерялись в Европе.

А Евдокия Ивановна в декабре 1922 года родила сына, названного в честь деда Иваном. Ее брак с Коноваловым распался в конце 1937 года. А правнук Пётр Иванович (Пьер) Коновалов (род. 22.06.1953), живущий во Франции, в конце 2000-х — начале 2010-х стал всемирно известен тем, что пытался заявить права на коллекцию своего прадеда.

По оценкам аукционного дома «Сотбис», стоимость коллекции Ивана Абрамовича Морозова на 2012 год составляла 5 млрд. долларов США.
Загрузка
6139
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы