Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

10 современных композиторов и прославившие их шедевры кино

4256

Музыка является неотъемлемой частью кинематографа с самого его рождения, с первого сеанса братьев Люмьер в 1895 году. Огромную роль в создании нужной атмосферы в фильме играет правильно подобранный саундтрек, после прослушивания которого киноманы обсуждают его автора жарче, чем исполнителей главных ролей. Много ли мы знаем в истории подобных примеров? Предлагаем вспомнить десять выдающихся современных композиторов, чья музыка сделала их популярными далеко за пределами вселенной кино.

Ян Тирсен (Yann Tiersen) и «Амели» (Amélie)

Маэстро легкой музыки, как прозвали Яна Тирсена в народе, филигранно соединяет в своих работах академический базис и тенденции сегодняшнего дня. Прослушиванием знаменитого саундтрека к «Амели», однако, ограничиваться не стоит. Широта творческого замысла композитора хорошо раскрыта и в его студийных альбомах, и в трагикомедии «Гуд бай, Ленин!», и в биографическом фильме «Табарли» про отца французского яхтинга. Героиня Одри Тату бескорыстно дарит людям счастье и делает мир лучше, а ее на романтические поступки отчасти вдохновляет музыка. Все волшебные мелодии, звучащие в голове у девушки, принадлежат авторству Яна Тирсена. Саундтрек к «Амели» — одновременного грандиозное достижение и тяжелая ноша французского композитора, которого нередко помнят как «героя одного хита».

Эйнар Селвик (Einar Selvik) и «Викинги» (Vikings)

Эйнар Селвик — основатель Wardruna, самой популярной неофолк-группы Норвегии, авторов музыки к историческому сериалу «Викинги», и участник дуэта с Иваром Бьёрнсоном из Enslaved. В дополнение к роли фронтмена своего главного проекта Эйнар Селвик сочиняет сольные акустические номера под аккомпанемент древнескандинавских инструментов, таких как кравик-лира, тальхарпа и козий рог. Коренастого музыканта с киноиндустрией роднит разве что саундтрек к историческому блокбастеру «Викинги», но именно благодаря участию в его создании карьера норвежского скальда катапультировалась на новые вершины популярности, а сериал получил новых поклонников. Сольные номера Эйнара и ритуальные песнопения его группы украшают самые эффектные сцены сериала.

Рамин Джавади (Ramin Djawadi) и «Игра Престолов»‎ (Game of Thrones)

Не одним Хансом Циммером славна современная кинокомпозиторская школа Германии, но и Рамином Джавади. Юноша продолжительное время ассистировал мэтру в нескольких фильмах, а сегодня трудится в студии своего наставника. Этническое влияние, ближневосточные мотивы и любовь к ударным помогли молодому дарованию получить статус ведущего композитора и первого музыканта американского телевидения, который отправился с собственным концертным туром по стране. Рамин прославился невероятно атмосферной музыкой к телесериалу «Игра престолов», за которую автор удостоен главной телевизионной премии «Эмми». За ледяные звуки Белых ходоков в саундтреке отвечает стеклянная гармоника, Дотракийцев сопровождает армянский дудук, Ланнистеров — скрипка, для Арьи Старк Джавади припас цимбалы, а в заглавной теме эпической саги композитор отдал ведущее место виолончели. Чего только стоит пронзительный, нарастающий «Light of Seven»‎ из заключительного эпизода шестого сезона, под который взрывается Великая септа Бейлора — в нем композитор впервые в истории серила использовал фортепиано и орган, существенно обогатив его музыкальный язык.

Людовико Эйнауди (Ludovico Einaudi) и «1+1» (Intouchables)

Итальянский композитор и пианист регулярно обращается к обволакивающей электронике и ловко «женит» неоклассику на этнических мотивах. Ему принадлежит авторство 20 с лишним номерных альбомов, а также саундтреки к фильмам Даррена Аронофски и Ксавье Долана. Самый востребованный неоклассик заслуженно является обладателем ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой». Широкому кругу Людовико Эйнауди известен по проникновенным минималистичным мелодиям, сопровождающим столь же волнующие душу фильмы, самые яркие из которых звучат во французской драмеди «1+1». Они раскрывают дружеские чувства главных героев фильма, сближают их, придают фильму ту эмоциональную окраску, от которой у зрителей слезы во время титров текут ручьем.

Абель Коженевский (Abel Korzeniowski) и «Страшные сказки» (Penny Dreadful)

К услугам Абеля Коженевского прибегают такие именитые режиссеры, как Том Форд и Карло Карлеи. Музыкальное сопровождение для своей романтической драмы композитору доверяет сама Мадонна, а аранжировки для альбома — Патрисия Каас. Мэтры Голливуда и польского кинематографа ценят «старомодный» подход Абеля к работе. В то время как большинство его коллег склоняются к использованию синтезаторов, Коженевский упорно стоит на своем — его мелодии для кино почти всегда начинаются со струнных. Пан Коженевский — известный приверженец богатых, возвышенных симфонических аранжировок. Его выверенные и в то же время невероятно чувственные мелодии идеально вписываются в мрачную, мистическую атмосферу викторианской Англии, в которой разворачиваются действия сериала «Страшные сказки». После просмотра в памяти надолго останутся головокружительные вальсы, под которые танцевали Лили с Дорианом или Итан с Ванессой.

Дэнни Элфман (Danny Elfman) и «Крупная рыба» (Big Fish)

В мир большой музыки Дэнни Элфман попал благодаря участию в рок-группе своего брата Oingo Boingo. Но мировая известность пришла к нему как к автору саундтреков, которых в портфолио композитора за 40 лет карьеры накопилось не меньше сотни. Особое место в нем занимает музыка к шедеврам Тима Бертона и две части фильма о Бэтмене, за одну из которых он получил пока что свою единственную статуэтку «Грэмми». Саундтрек к киноадаптации романа Дэниэля Уоллеса «Крупная рыба» — пожалуй, самая показательная работа британского композитора. В нем угадывается фирменный почерк Элфмана — сочетание хоровой меланхолии и звучания симфонического оркестра, столь же причудливого и порой немного жутковатого, как фильмы его друга режиссера Тима Бертона. Разные по настроению и тембральному окрасу пьесы отражают широту полета фантазии главного персонажа, Эдварда Блума.

Говард Шор (Howard Shore) и «Властелин колец» (The Lord of the Rings)

Говард Шор — пожалуй, самый титулованный северо-американский кинокомпозитор. В общей сложности он написал саундтреки к более чем 100 фильмам и был удостоен почетного звания Офицера Ордена Канады за высокие заслуги в области кино и музыки. В послужном списке маэстро значится сотрудничество с Мартином Скорсезе, Дэвидом Кроненбергом, Дэвидом Финчером и многими другими выдающимися режиссерами. Самым грандиозным достижением Говарда Шора на сегодняшний день является работа с Питером Джексоном над «Властелином колец». За эпические музыкальные полотна к фэнтезийной саге канадец получил три «Грэмми» — и это не считая трех «Оскаров» и двух «Золотых глобусов»! По признанию маэстро, это была его самая желанная, но и самая трудная работа в жизни.

Клинт Мэнселл (Clint Mansell) и «‎Реквием по мечте» (Requiem for a Dream)

Клинт Мэнселл за последние 20 лет записал музыку более чем к 40 фильмам — сплошь блокбастеры для мирового проката. Среди самых преданных поклонников его композиторского мастерства — режиссеры Даррен Аронофски и Дункан Джонс. Не сторонится Мэнселл и экспериментов: пронизывающе неземная музыка британца звучит и в анимационном фильме про Ван Гога, и в популярной видеоигре Mass Effect 3. Широкую известность Клинт Мэнселл получил как автор тревожного лейтмотива к драме Даррена Аронофски «Реквием по мечте». Оригинальную мелодию «Lux Aeterna», как и все другие композиции, исполнил знаменитый струнный ансамбль «Кронос-квартет». После ошеломительного успеха саундтрека композитор по-прежнему сотрудничает с одним из самых неоднозначных голливудских мастеров, а его главный хит продолжил самостоятельное существование в виде многочисленных аранжировок и ремиксов.

Йозеф ван Виссем (Jozef van Wissem) и «Выживут только любовники»‎ (Only Lovers Left Alive)

Пытаясь сделать лютню доступной широкому кругу слушателей, Йозеф ван Виссем соединяет барочное звучание средневекового инструмента с последними достижениями в музыке. Среди заслуг авангардного композитора и лютниста из Нидерландов с готической внешностью два десятка студийных альбомов (в том числе с Джимом Джармушем), саундтреки к видеоиграм, документальным фильмам, аудиосопровождение к музейным картинам. Всю жизнь авангардный лютнист из Маастрихта выпускал сумрачные минималистичные альбомы, пользуясь уважением таких же чудаков и затворников, как он сам. Положение дел кардинально изменилось после того, как один из них — гений независимого кино Джим Джармуш — пригласил ван Виссема записать звуковую дорожку к вампирской драме «Выживут только любовники». Композитор идеально передал атмосферу фильма через тягучее, надрывное звучание барочной лютни, за что был удостоен приза Каннского фестиваля за лучший саундтрек.

Оулавюр Арналдс (Ólafur Arnalds) и «‎Убийство на пляже»‎ (Broadchurch)

Этот застенчивый исландец многим мэтрам во внуки годится, а уже успел заслужить статус признанного неоклассика. Записал несколько авторских альбомов, сопровождение к авангардному балету, активно сотрудничает с режиссерами независимого кино. Хрупкие, атмосферные мелодии композитора украшают и такие кассовые фильмы, как «Родственнички», «Заложница 3», «Голодные игры». Прославился же Оулавюр отнюдь не музыкой к блокбастерам, а как автор саундтрека к детективному сериалу «Убийство на пляже» (Broadchurch), за который заслуженно получил престижную премию BAFTA. Тревожные, меланхоличные композиции сопровождают каждое расследование инспектора Алека Харди и сержанта Элли Миллер. А записанные совместно с вокалистом Арноуром Даном душещипательные песни “So Close” и “So Far” знают теперь не только преданные поклонники сериала.

Из: Неоклассика

4256
Получайте новые материалы по эл. почте:
Подпишитесь на наши группы