Раздел "Блоги" доступен только зарегистрированным членам клуба "Избранное".

«...Я рождена для прекрасного, заселенного тенями героев и героинь...»: графика Марины Цветаевой

979
Загрузка
Не секрет, что хорошо рисовали дети Марины Цветаевой, Ариадна и Георгий. Не чужды этому были и младшая сестра Анастасия, и сын сестры Андрей Трухачёв, а сводный брат сестёр Цветаевых Андрей Цветаев был уникальным экспертом по живописи.

Анастасия и Марина Цветаевы

О том, что сама Марина Цветаева рисовала, в литературе, по нашим данным, сообщений нет. Её сестра Анастасия Ивановна Цветаева утверждала, что их мать передала ей любовь к живописи, а Марине — к стихам. И всё-таки, как мы увидим ниже, Марина Цветаева в молодости рисовала и неплохо. Таланту и тем более гению даётся, как известно, многое.

В лаконичной сопроводительной бумаге архива РГУ приведены следующие сведения о рисунках: автор — Цветаева Марина Ивановна, карандаш, фонд «Никитинские субботники», мужские и женские головы, [1910-е годы].

<...> издательство просуществовало до 1931 года и почти все его книги впоследствии вошли в гослитовские списки на изъятие. В первый период существования «Субботников» (1914-1933 гг.) его посещали Антокольский, Белый, Вересаев, Городецкий, Ивнев, Сельвинский, Телешов, Федин, Инбер, Шенгели, Юон, Бабель, Булгаков, Пришвин, Асеев и другие известные авторы. «Субботники» возобновились в 1959 году в «хрущёвскую оттепель». Всего в литобъединение Никитиной входило в разное время не менее 128 писателей.

Творчество и судьба Марины Цветаевой интересовали и волновали проф. МГУ Е.Ф.Никитину, так что при возобновлении после большого перерыва заседаний объединения «Никитинские субботники» в её квартире на Вспольном переулке, д.5, она сделала о ней в 1965 году доклад, на котором присутствовал друг Анастасии Ивановны Цветаевой и хранитель её архива Глеб Казимирович Васильев. В своём письме ко мне он привел следующие слова сообщения Евдокcии Фёдоровны, записанные им в тот же вечер: «...Я очень любила Марину Ивановну как поэта и как человека... Когда-то я собирала её книги и имела все без исключения сборники её стихов. Особенно радовала меня маленькая книжка „Феникс“ — это очень редкое нумерованное издание, не вошедшее даже в наиболее полную библиографию Тарасенкова... Однажды ко мне зашёл поэт Осип Мандельштам, увидел этот сборник и попросил для прочтения на пару дней...». Никитина и Цветаева встречались до 1922 года, т.е до отъезда поэта за границу к мужу Сергею Эфрону. О нём Никитина тоже рассказывала в той же своей лекции.

Так что, наверное, цветаевские рисунки неслучайно оказались в никитинском архиве.

Итак 8 карандашных рисунков: 4 женских головы и 4 мужских головы. Общее впечатление благоприятное. Рисунки выполнены твёрдой рукой. Изображённые портреты очень выразительны и эмоциональны. Лица персонажей имеют правильные черты, прекрасно выписаны глаза, волосы и другие детали. Создаётся впечатление, что выдержаны точные размеры и пропорции изображаемых объектов. Возможно, что всё это просто перерисовка из какой-нибудь книги с иллюстрациями портретов её героев. Вот слова Марины Цветаевой:

«...Я рождена для прекрасного, заселённого тенями героев и героинь». К сожалению, мы не располагаем в настоящее время сведениями о том, кто представлен на графических портретах, выполненных Мариной Цветаевой. Тем не менее графика поэта не оставляет равнодушным и безучастным смотрящего на иные написанные ею портреты (надеюсь, в будущем удастся распознать, кто на них представлен).

Юлий Зыслин. Вашингтонский литературно-музыкальный музей русской поэзии

***

И еще один интересный рисунок. Он уже много лет экспонируется в Болшевском музее Марины Цветаевой, а выполнен он был поэтессой примерно в 1925-1926 годах. Рисунок опубликован музеем в 1997 году в книжечке «Цветаева М. Здравствуй, порода моя – гранит! Неизвестные автографы Цветаевой».
 

Описание рисунка сделано С.Н. Клепининой, лично знавшей поэтессу:

«Марина Ивановна так ловко рисовала, что могла дать поручение по хозяйству своему мужу с помощью рисунка.

В этом рисунке видна твёрдая рука, умение, наблюдательность, детали, психологизм. Цветаева графически изобразила целый сюжет, где представлены муж в виде льва (его домашнее имя — Лев), сын в кроватке в виде кота (домашнее имя Мур), фрагмент кухни.

Сергею Яковлевичу было тем самым дано задание вскипятить молоко. Сверху над рисунком почерком Цветаевой написано: «Сыр, масло, молоко за окном. Сыр и масло – справа. Не упусти молоко (!!!). Не забудь <отправить> письма. – Простись!!!».

Какова выразительность, детализация, ироничность рисунка».


Из: Art Traffic. Культура. Искусство
979
Загрузка
Понравился материал?
Подпишитесь на нашу рассылку!
Подписывайтесь на нас в соцсетях –
читайте наши лучшие
материалы каждый день!